18426ce07b150bd6

"В самое сердце": Россию захотели отрезать от МВФ

Соединенные Штаты и Евросоюз уже несколько лет угрожают отключить Россию от глобальной межбанковской связи. Но пока не решаются. Зато на повестке — «удар в самое сердце» российской финансовой системы. В том числе — мораторий на доступ к средствам Международного валютного фонда. Насколько это реально и можно ли обойтись без кредитов, разбиралось РИА Новости.

С новыми силами

В ожидании «военной агрессии» России на Украине Запад озвучивает все новые варианты «жесточайших» экономических санкций. Как пишет британская Financial Times, «на линии огня» окажутся крупнейшие кредитные организации: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Российский фонд прямых инвестиций и Альфа-банк.

Вашингтон и Брюссель хотят «вырезать» Москву из международной финансовой системы, что не удалось «после аннексии Крыма в 2014-м», отмечает издание.

Это серьезная угроза. Отключение от SWIFT действительно может привести к существенным сбоям в экспортно-импортных поставках.

Однако есть альтернативы. В частности, китайская CIPS, защищенная от спецслужб США, позволяет рассчитываться в долларах, юанях и рублях с крупнейшими банками Китая. Или Система передачи финансовых сообщений (СПФС) Банка России: 335 участников из восьми стран.

"Конечно, на переход потребуется время, будут издержки при конверсионных и платежных операциях, но Россия вполне способна обойти предполагаемые американские и европейские санкции", — указывает Валерий Корнейчук, доцент Высшей школы управления финансами.

"В самое сердце": Россию захотели отрезать от МВФ

Пострадают сами

Международной межбанковской системой SWIFT пользуются более 11 тысяч организаций в двух сотнях стран. Россия — в тройке крупнейших эксплуатантов, а отключением угрожают с 2014-го. Поводы разные — и Крым, и Донбасс, и дело Скрипалей, и ситуация с Алексеем Навальным. Сейчас — замерли в ожидании «военной агрессии» на Украине. Но дальше многолетних угроз дело не идет. Причины очевидны — пострадают торговые партнеры Москвы, европейский и американский бизнес.

Как сообщила в январе немецкая газета Handelsblatt со ссылкой на правительственные источники, европейские страны, несмотря на все разговоры, уже отказались от намерения оставить Россию без SWIFT. Сочли, что это создаст слишком много проблем. В ближайшей перспективе — дестабилизирует финансовые рынки, а в среднесрочной — обернется формированием альтернативной инфраструктуры платежей, в которой Запад лишится доминирующей роли.

«Это санкции, сравнимые с давлением на Кубу, Иран, Северную Корею, только масштаб противника и его влияния на мировую экономику значительно больше. Поэтому можно ждать определенных действий против госбанков и госдолга, но не более того», — отмечает Михаил Коган, руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами.

"В самое сердце": Россию захотели отрезать от МВФ

Кредитор, а не должник

Еще, по данным Financial Times, обсуждают ограничение доступа к средствам МВФ. Речь о специальных правах заимствования (SDR). Это международный резервный актив, созданный в 1969-м.

Сейчас распределено в общей сложности 660,7 миллиарда SDR (примерно 943 миллиарда долларов). Их стоимость определяется ежедневно на основе рыночного курса основных валют — доллара США, евро, китайского юаня, японской иены и фунта стерлингов.

Надо сказать, что вся эта инициатива выглядит достаточно странно, особенно если учесть, что от МВФ Россия практически не зависит.

В августе 2021-го в рамках антикризисного распределения средств Москва получила от фонда 18 миллиардов долларов и добавила к золотовалютным резервам, которые по состоянию на 21 января составляют 639,6 миллиарда.

В отличие от кредитов МВФ, финансирование в виде SDR не подразумевает никаких условий и обязательств — его не требуется возвращать. Санкционные риски тоже минимальны.

"Это не доллары как платежное средство, а резервный актив. Доля SDR в золотовалютных резервах России — 3,8 процента. Их блокирование не окажет особого воздействия и никоим образом не повлияет на устойчивость национальной валюты. Крупнейшие банки страны и Фонд прямых инвестиций не имеют возможности работать с SDR по статусу. Это компетенция только Центробанка", — поясняют эксперты Высшей школы управления финансами.

Запрет на операции с SDR абсолютно не критичен, соглашается Виталий Манжос, старший риск-менеджер инвестиционной компании «Алго-Капитал». Однако подобный шаг стал бы демонстративным ущемлением прав России на международной арене. После этого многие иные санкции воспринимались бы как допустимые.

При помощи SDR можно получить финансирование от МВФ, но в деньгах международного кредитора Россия давно не нуждается. С 2000-го Москва ни разу не обращалась к фонду. А в январе 2005-го погасила всю задолженность и уже давно сама выступает кредитором МВФ.

Доцент департамента менеджмента и инноваций Финансового университета при правительстве России Михаил Хачатурян добавляет: такое решение было бы достаточно проблематичным с правовой точки зрения. Подобные санкции не упоминаются в руководящих документах МВФ, и внести их оперативно вряд ли реально. Учитывая, что Россия — чистый кредитор, это скорее нанесет непоправимый урон имиджу самой организации, чем повлияет на отечественную экономику.

от admin Di

Добавить комментарий