В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

Сергей СавчукВсе материалы

Вчера в Москве стартовала Российская энергетическая неделя. Данное мероприятие проводится ежегодно начиная с 2016 года и деятельность его целиком и полностью сфокусирована на вопросах энергетики во всех ее привычных — и не очень — проявлениях. На полях РЭН профильные специалисты обсуждают текущее положение вещей и делятся планами по дальнейшему развитию отечественной нефтяной, газовой, угольной, нефтехимической отраслей, атомной и гидроэнергетики, альтернативных источников и, что главное, вырабатывают стратегии энергосбережения и повышения энергоэффективности.

Первый день начался с — не побоимся этого слова — программного выступления Владимира Путина. Речь главы государства оказалась чрезвычайно интересна и максимально показательна не только тем, что он говорил, но и какие слова выбирал для донесения своей позиции.

Совершенная и абсолютная правда, впрочем, для несведущего гражданина глубоко спрятанная под толстым слоем всевозможных однобоких манипулятивных статей и публикаций. Рекордный скачок цен на голубое топливо в Европе случился за месяц до начала отопительного сезона, то есть вызван он был исключительно дефицитом электроэнергии. При этом нужно понимать, что в абсолютных цифрах коллектив европейских стран не стал потреблять больше, за время пандемии не было построено каких-либо значимых и массовых промышленных объектов. То есть сектор генерации просто возвращается к объемам производства, привычным до наступления глобального локдауна.

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

Потребность в газе тоже радикально не выросла. Eurostat Statistics сообщает, что если в 2016-м на базе природного газа в Евросоюзе вырабатывалось 500 гигаватт-часов электричества, то к 2019 году этот показатель с трудом достиг шести сотен. Налицо плановый и постепенный рост, особенно с учетом массового отказа от угля (700 и 450 гигаватт-часов соответственно).

Провал случился на этапе восстановления, когда внезапно выяснилось, что на запад от Смоленска нет достаточных запасов ресурсов первой необходимости — от мазута и до угля.

Еще один крайне неудобный для западного мира факт, который гарантированно не заметят или заметут под ковер информационной повестки по ту сторону границы. «Газпром» в последние годы выступает в роли кричащего в пустыне — Москва настойчиво предлагала всем потенциальным покупателям заключить долгосрочные контракты, которые гарантировали бы бесперебойные поставки в нужном объеме. Европа же с хитрой улыбкой — как с писаной торбой — носилась с идеей спотовых контрактов, которые, как подразумевалось по умолчанию, обязательно сделают цену для покупателя еще ниже.

Когда Германия, Франция, Австрия и прочие промышленные локомотивы начали возвращать в строй свои предприятия, выяснилось, что собственных запасов газа, нефти и угля у них недостаточно и спрос в разы превышает предложение. Согласно законам свободного рынка, стоимость дефицитных и стратегически важных ресурсов свечой ушла в небо и возвращаться к показателям весны пока не собирается. В выигрыше внезапно оказались те, кто слушал и услышал русских. Когда Германия заключила долгосрочный контракт на поставки газа, на западе немцев за потворство русской экспансии не критиковал только ленивый, а недавнее соглашение с Венгрией и вовсе стало причиной международного скандала, Украина в знак протеста даже попыталась перекрыть венграм транзит.

Но чемпионом предвидения оказалась Австрия. На тот момент еще занимавший пост канцлера Себастьян Курц еще в период первой санкционной атаки после воссоединения с Крымом заявил, что его страна будет выстраивать отношения с Россией, руководствуясь собственными интересами. В результате австрийская OMV в 2015 году, презрев хваленую западную солидарность, подписала рекордный по продолжительности контракт. По его условиям, поставки российского газа будут выполняться до 2040 года и по фиксированным ценам.

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

Путин дает максимально прозрачный намек всем страждущим: давайте договариваться, ведь кризис случился в том числе и потому, что с европейского рынка ушли поставщики американского СПГ. Неприятный для многих, но неоспоримый факт в том, что обеспечить энергетическую безопасность Европы может Россия — и только она. И американские трейдеры, и поставщики сжиженного газа из Катара при первом же скачке цен вновь перенаправят свои газовозы в Азию. Ничего личного, это спотовая торговля.

Согласно результатам первого полугодия, поставки американского СПГ на рынки Азии выросли на 67 процентов. Ежесуточно Китай, Индия, Япония и Южная Корея «съедают» 84 миллиона кубометров экспортного СПГ, и этот показатель растет, в то же самое время у Евросоюза он составляет всего 70 миллионов и отмечается динамика на снижение.

Здесь на ум сразу приходит уже ставшая хрестоматийной фраза Путина про «дровами топить будете?», сказанная в 2010 году в Берлине на экономическом форуме. Она стала еще более актуальной сегодня, когда, например, Британия тратит в год по 800 миллионов фунтов на покупку древесных пеллет для бывших угольных ТЭС.

Оценка президента адекватно отражает реальность. Текущие извлекаемые запасы нефти в России оцениваются в 14,8 миллиарда метрических тонн, доказанный объем газа — 37,4 триллиона кубометров, и этот показатель за прошлое десятилетие вырос сразу на три триллиона единиц. Аналогично обстоят дела и с углем, только доказанные запасы черного золота составляют 160 миллиардов тонн, чего нам хватило бы на покрытие собственных нужд на протяжении 750 лет. При этом сюда не включены прогнозные запасы Ленского и Тунгусского бассейнов. По очень приблизительным расчетам геологов, в толще сибирской мерзлоты своего часа ждут четыре триллиона тонн угля.

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

Здесь также нужно понимать, что и газ, и нефть, и уголь — это не только топливо, но и базовое сырье для химической промышленности, производящей из них широчайший спектр продукции. От графита и асфальта до пластика и взрывчатки.

Отдельно Владимир Путин прошелся по теме украинского транзита и упорно привязываемого к нему «Северного потока — 2»:

И вновь сухие и неприятные факты. «Северный поток — 2» уже мог бы выйти на предварительную прокачку технического газа, но выпестованная Брюсселем бюрократия, игнорирующая здравый смысл, всячески тормозит ввод жизненно важной магистрали.

Украинская ГТС действительно находится в плачевном состоянии — и это не российская пропаганда. Последний технический аудит магистрали проводился в 2015 году частной немецкой компанией. Вердикт ее был неутешителен — износ системы уже тогда составлял 85 процентов, а на приведение ее к нормативным показателям требовалось не менее 12 миллиардов долларов. За прошедшие годы Киев перебивался с одного кредита МВФ на другой и яростно бился за сохранение российского транзита, получая с него порядка двух миллиардов долларов в год. Понятно, что при таких прибылях говорить о модернизации УГТС не приходится.

В тот самый день, когда Владимир Путин произносил свою речь, на Украине отопительный сезон и не думал начинаться. Ни в украинские школы, ни в больницы, ни на другие социально значимые объекты горячая вода не подается. Причина на поверхности — стоимость реверсного газа для Украины колеблется в пределах 980 долларов, что в два-три раза превышает заложенные бюджеты. При этом Киев, спеша подзаработать на высоких ценах, в три с половиной раза увеличил экспорт газа в ЕС.

Как несложно догадаться, пресловутый газ Украина выбирает из собственных хранилищ.

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

Позицию же по продлению украинского транзита после 2024 года Путин сформулировал предельно просто и прямо. Он возможен, но он должен быть выгоден и интересен России. Сегодня у Москвы есть первый «Северный» и «Турецкий» потоки (в резерве «Северный поток — 2»), есть газопровод «Выборг — Иматра» в Финляндию и есть стабильно недозагруженный польский участок трассы «Ямал — Европа». При условии роста экспорта «Газпрому» транзитные мощности УГТС потребуются, но отнюдь не в полном объеме. Прокачиваемые сегодня 40 миллиардов кубометров — это меньше одной шестой проектной мощности, и данный показатель может как вырасти, так и стать меньше. Мяч недвусмысленно отправлен на украинскую половину поля: хотите открытого рыночного сотрудничества — предлагайте интересные рыночные условия.

И последним, но отнюдь не по значимости, было упоминание собственного — российского — производства сжиженного газа:

Сжижать газ Россия начала поздно. Первый завод у нас появился на Сахалине в 2009 году, однако за последующие десять лет производство увеличилось втрое, составив 28 миллиардов метров кубических. Конечно, это очень мало, на экспортном рынке продукция наших арктических и дальневосточных заводов занимает всего шесть процентов. Но Москва, которой США фактически подарили европейскую монополию, видит и перспективы других рынков, в первую очередь, конечно, в Азиатско-Тихоокеанском регионе. СПГ удобен именно на коротких торговых дистанциях и позволяет менять векторы поставок, отправляя топливо хоть в Британию, как зимой 2019-го, хоть в Сингапур.

Расширение производства до 140 миллионов тонн вполне реально — и тут, кстати, не только дополнительные прибыли для России, но и очередной намек Украине. Если Киев и дальше будет идти по пути невменяемой русофобии, текущие 40 миллиардов кубометров транзита могут стать еще меньше. Выпавшие объемы поставок вполне реально заместить СПГ, благо регазификационных терминалов в Евросоюзе предостаточно.

В завершение нельзя не отметить то, как строил свою речь президент. Одна фраза «электричество не из розетки берется» навевает на мысль, что Владимир Владимирович в очередной пытается достучаться до наших западных партнеров. А чтобы им думалось быстрее, Путин доносит до всех и каждого очевидные факты в максимально простой форме.

Осталось лишь дождаться, услышат ли его слова по ту сторону границы или продолжат назло бабушке и здравому смыслу морозить себе уши.

В Европе тепло только тем, кто слушал Путина

Добавить комментарий