«Сильные дети» - под надёжным «щитом»?

Оксана Сойко
Можно предположить, что сомнительный фонд, «арендующий» несовершеннолетних для сбора милостыни, с кем-то делится

«Реадовка.ру» 22 июня опубликовала«Вы не сочувствуете детям Германии?», или что за «сильный» фонд гуляет по СмоленскуНесовершеннолетних смолян вовлекают в мошенничество? очередной материал о деятельности благотворительного фонда «Сильные дети» в Смоленске. Реальные подростки ходят по улицам и собирают милостыню для больных детей, только вот насколько реальны эти больные дети, а если даже и реальны, то сколько им достаётся от собранных (немалых!) денег — большой вопрос. И потом, нет ли во всём этом мошенничества и других преступлений, таких, как втягивание несовершеннолетних в аферы? Такие вопросы были заданы в той публикации.

Прошло 2 недели, а «сильные дети» как ходили по городу, так и ходят. В минувшее воскресенье, 2 июля, в 6-м часу вечера возле мэрии прогуливался совсем маленький мальчик в синей накидке и с коробом для сбора средств в руках. На вопрос о том, сколько ему лет, этот ребёнок ответил: «14». Явно приврал. Видимо, так научили говорить. Хотелось о многом спросить этого мальчика: откуда он, знают ли его родители о том, чем он занимается, есть ли у него родители вообще и т.д., но я пожалела ребёнка. Да и что он может рассказать, по большому счёту?

Во время подготовки прошлой публикации я побывала в офисе фонда, расположенного в комнате № 13 Дома учителя на ул. Октябрьской революции. Представители руководства здания рассказали, что с большим неудовольствием сдают в аренду помещение этому фонду, поскольку часто видят приходящих туда беспризорников и сирот, которых, по-хорошему, нужно бы куда-то пристроить, а не давать им возможность сомнительного заработка.

Максим, представитель фонда, тогда встретил меня без особой радости, узнав, о чём именно я собираюсь писать. Позже кто-то из руководителей фонда позвонил мне и отказался от всяких комментариев и интервью. Сослался на то, что «Реадовка.ру» уже дважды на тот момент писала о «Сильных детях» в негативном свете. Ну да ладно, нет так нет.

Также я обратилась за комментариями к начальнику пресс-службы управления МВД России по Смоленской области Наталье Гуреевой, которая сначала весьма охотно пообещала поднять документы проверки по фонду и разъяснить, что к чему, а потом словно «ушла в тень».

Зато после выхода публикации от 22 июня откликнулась руководитель регионального отделения гуманитарно-политологического центра «Стратегия» и местного дискуссионного клуба «Общественное мнение» Светлана Воеводина. Именно она весной этого года забила тревогу по поводу появления на смоленских улицах собирающих деньги подростков. Светлана даже обратилась в областной главк МВД, где пообещали провести проверку, и это обещание успокоило всех «недовольных» — в СМИ перестали появляться материалы о фонде «Сильные дети», и всё будто бы встало «на свои места». О теме забыли, и лишь публикация в «Реадовке.ру» освежила память многим смолянам.

Светлана прислала нам ответ из областного управления, о котором, видимо, так не захотела говорить начальник пресс-службы силового ведомства. Вот этот удивительный ответ:

Собственно, на этом можно было бы поставить точку. Весь Смоленск видит несовершеннолетних попрошаек, а сотрудники полиции и те, кого они опрашивали, не видят. Судя по документу, несколько дней ходили — и не нашли.

И вот какие мысли возникают по этому поводу. Если благотворительный фонд вопреки общественному мнению и здравому смыслу продолжает смело и уверенно осваивать новые города, значит, на то есть причины. И причины эти, скорее всего, «родом» не из Смоленска и не из какого-нибудь Иваново, а «сверху». Проще говоря, за свободу столь неоднозначной деятельности хорошо проплачено на федеральном уровне, потому и не трогают «сильных детей» в российских городах и в самой Москве.

Вопросов очень много, и редакция «Реадовки.ру» уже подготовила запрос в одно ведомство. Может быть, после этого высокопоставленные покровители и «крышевальщики» бросят на произвол судьбы своих юных «спонсоров», дабы самим избежать наказания за коррупционные делишки?

— Сейчас они ведут себя очень тихо, затаились. Если их представители задержат оплату аренды офиса хоть на 1 день, мы откажем им в помещении, но в любом случае скоро их здесь не будет, — сказали мне сегодня владельцы здания Дома учителя.

Кто-то обязательно упрекнёт меня — мол, что ты чужие деньги считаешь? Больным детям всё равно хоть сколько-то достаётся от фонда, так зачем ворошить?

Считаю чужие деньги потому, что очень жаль сердобольных смолян, в основном, и без того небогатых стариков, которые не могут пройти мимо этих подростков-зазывал и опускают в копилку последнее. Ведь это так трогательно — дети собирают для детей! Считаю эти деньги потому, что кто-то жиреет на чужой беде, используя нуждающихся в дорогостоящем лечении малышей и их несчастных родителей. Да много «потому что».

А вот мнение Светланы Воеводиной, изначально поднявшей эту проблему:

— Считаю, что не нужно давать денег на улицах никаким фондам, если только это не специально организованная акция с понятными организаторами и целями. Но даже и в таком случае нужно требовать отчёта по всем собранным средствам и их расходованию. К слову, в Смоленской области зарегистрировано более 20 благотворительных фондов. Знают ли смоляне, чем занимаются эти фонды? Кому они помогают и как можно помочь этим фондам и их подопечным? Это, на мой взгляд, самая большая проблема. Ведь люди, которые отдают мошенникам деньги, чаще всего совсем не из богатых. Понаблюдайте, кто опускает в пластиковую коробку свои рубли (купюры по 50, 100, даже по 500 руб). Это простые смоляне весьма среднего достатка. Мошенники и пользуются добросердечностью людей. Но почему наши благотворительные фонды так мало рассказывают о себе? Вопрос. А ведь пожертвования можно направлять не только в «благотворительные фонды», но и в общественные организации. Но, опять-таки, тот же самый вопрос: знают ли смоляне об общественных и некоммерческих организациях — чем они занимаются, кому помогают, какие социальные услуги оказывают? Я считаю, что на сайте Общественной палаты Смоленской области должен быть список таких организаций — с адресами, описанием деятельности. В СМИ надо тоже чаще рассказывать о таких организациях, хотя тут может помешать закон о рекламе. В любом случае, вопрос серьёзный, требует обсуждения и максимума информационной открытости.

Полностью согласны.

Редакция «Реадовки.ру» продолжает пристально наблюдать за деятельностью фонда «Сильные дети».

«Приехали домой люди в белых халатах, забрали меня для проверки анализов»

Ирина Воскобойникова

О том, как в России лечат ВИЧ и гепатит С.
Екатерина К попросила не указывать ее фамилию в публикации — она стесняется своих диагнозов. У 35-летней Кати ВИЧ и гепатит С. Вернее, второго заболевания уже нет: избавилась, благодаря нелегальным лекарствам из Индии. Откровенно — обо всем: таблеточном трафике, уловкам больных и прочем.«О болезнях меня огорошили накануне свадьбы. Приехали домой люди в белых халатах, забрали меня для проверки анализов. Почему? Без понятия: скорее всего, кто-то, кому постави

...

Мой муж - призрак

Оксана Сойко

Если человек очень хочет избавиться от прошлого, он обязательно это сделает.
Историй, подобных этой, в 90-х было навалом. Только о них не принято было писать. Люди исчезали, имитируя собственную гибель, а потом, освободившись от того, что им мешало жить, отрезав своё прошлое, начинали всё с нуля.Я не знаю, как дальше сложилась судьба Ирины, но ещё в 2005-м она активно лечилась у психиатров. Не у каждого человека психика выдержит такое — увидеть живьём покойного супруга. А ещё Ирина стала сильно пить, и порой в людных местах, безумно смеясь, громко кричала:

...
Главное


наверх
Создание сайтов Создание сайтов в Киеве