Мой муж - призрак

Оксана Сойко
Если человек очень хочет избавиться от прошлого, он обязательно это сделает

Историй, подобных этой, в 90-х было навалом. Только о них не принято было писать. Люди исчезали, имитируя собственную гибель, а потом, освободившись от того, что им мешало жить, отрезав своё прошлое, начинали всё с нуля.

Я не знаю, как дальше сложилась судьба Ирины, но ещё в 2005-м она активно лечилась у психиатров. Не у каждого человека психика выдержит такое — увидеть живьём покойного супруга. А ещё Ирина стала сильно пить, и порой в людных местах, безумно смеясь, громко кричала: «Мой муж — призрак! Надо же, б...»

Ушёл из дома человек

Зимой 1998-го в райотделе милиции появилась дама в дорогой шубе. Рыдая, она рассказала о том, что 3 дня назад её муж, Андрей Евгеньевич Зайковский, с крупной суммой денег уехал на машине в Москву, обещал очень скоро вернуться, но куда-то пропал.

Женщине объяснили, что она слишком рано поднимает панику, однако спустя пару дней на окраине Смоленска, в лесополосе, была обнаружена «восьмерка» Зайковских. Пятно бурого цвета на переднем сидении свидетельствовало о чём-то страшном и, скорее всего, непоправимом. В том, что Андрей погиб, в правоохранительных органах не сомневались.

Оперативники и следователи проверили круг общения исчезнувшего человека. Выяснилось, что среди знакомых предпринимателя Зайковского явных врагов, должников и кредиторов не имеется. Зато есть любовница.

Молодая женщина выложила всё как на духу — мол, с Андреем они встречались года 3, он давно хотел бросить свою жену, но она ставила ему какие-то неприемлемые для развода условия. Подозрение пало на Ирину Зайковскую.

Могла ли дамочка со столь жёстким, непредсказуемым характером «заказать» изменника-супруга, предпочтя разводу с дележом совместно нажитого имущества безбедную и полную свободу? Могла. Но и этот путь завёл следствие в тупик: не было ни одной улики, ни одной зацепки. Дело об исчезновении (а скорее, об убийстве) человека грозило стать «висяком».

Шло время. Осенние дожди вымыли из земли жутковатую находку. Грибники наткнулись на скелетированное обезглавленное тело. До того, как закопать, мёртвого мужчину пытались сжечь, заметая следы. Выехав на место, милиционеры вспомнили, что зимой неподалёку была обнаружена «восьмерка» Зайковского. Мотив убийства был очевиден — ограбление.

Останки ещё некоторое время пролежали в морге. Несмотря на то, что Зайковский по-прежнему числился в розыске, Ирина, потеряв всякую надежду и смирившись со своим вдовством, похоронила кости, некогда принадлежавшие «мужчине среднего роста, среднего телосложения в возрасте от 30 до 45 лет...»

Стерва

Это было много раньше. Андрей и Ирина учились на одном курсе института. Девушка из глубинки оказалась весьма привлекательной. Настолько, что Андрей не устоял. В Ирине ощущалось нечто столь властное, завораживающее, что и пугало Андрея, и затягивало его, как в болото.

Незадолго до выпускных экзаменов девушка заявила:

— Я беременна. Аборт делать не собираюсь, буду рожать.

Андрей онемел. В свои 23 года он такого уж точно не планировал. Но чего хочет Ирина? Почему грозится «прославить» и Андрея, если не женится на ней, и его отца, Евгения Петровича? У Зайковского-старшего безупречная репутация, он крупный начальник, влиятельный человек. Выходки Ирины для него могут болезненно аукнуться. И не специально ли она «залетела», чтобы шантажировать благополучную семью, скрутив желторотого птенца Андрея по рукам и ногам?..

Летом 1982-го состоялась тихая свадьба, а через 4 месяца родилась девочка Маша, как две капли воды похожая на Андрея. Поначалу он был слишком раздосадован, чтобы обращать внимание на дочку, но наступил такой день, когда стало слишком очевидно: он любит Машеньку, очень любит. Возможно, не столько её, а свои черты, свои манеры, которые так явственно проступали в этой маленькой девочке. Развод с Ириной откладывался на неопределенное время.

Дни сменялись днями. В стране началась перестройка. Андрей был из ушлых и взялся лепить финансовое будущее. Уйти из семьи он не мог по ряду причин. Одна из них заключалась, как ни странно, в Ирине. С её природной хваткой и быстрым, хитрым умом она постепенно стала незаменимой помощницей в вопросах нового русского бизнеса.

Но трещина в холодных, рациональных отношениях нарастала. Однажды Андрей решил серьёзно поговорить с Ириной. Они проспорили несколько часов. Маша уже сквозь сон слышала, как папа просил у мамы какого-то освобождения. Мама визжала: «Нет!!!» И грозила Андрею, что ему, если надумает её бросить, не видеть ни собственной дочери, ни собственной жизни. Окончательно засыпая, Маша подумала: «Мама не шутит».

В январе Андрей пропал, а осенью нашли его скелетированный труп без головы. Ирина долго не могла успокоиться, но нужно было жить дальше. Так Зайковская стала полноправной хозяйкой мужниной фирмы. Впрочем, она и без того давно была её хозяйкой.

Орхидеи

В октябре 2000-го в квартире бывшего следователя Михаила Кудряшова раздался телефонный звонок. Было около полуночи.

— Миша, у нас ЧП! — кричал в трубку женский голос, готовый сорваться в истерику. — Срочно нужно увидеться!

— Ирина, это ты, что ли? — спросонья расспрашивал Михаил Иванович. — Да откуда ты звонишь?

— Из кабака!

— Э, да ты, голубушка, пьяна в стельку...

— Заткнись, скотина, и помни, с кем разговариваешь! — заорала Ирина Сергеевна. — Срочно приезжай! Слышишь? Сро-о-чно!!!

Кудряшов положил трубку и начал натягивать носки и штаны, цедя сквозь зубы:

— Вот сука зажравшаяся!

Деваться было некуда: не раз и не два предпринимательница Ирина Зайковская оказывала спонсорскую помощь и его бывшим коллегам, и ему лично. Не раз выручала. Пришло время расплачиваться. Ирину Сергеевну знали и в администрации, и в бандитских кругах. С такими вдовушками, как она, нужно быть осторожнее.

Ирина встретила его растрёпанная, с безумным взглядом и сразу указала рукой на пустующий столик в углу ресторанного зала:

— Он сидел здесь! Клянусь, это был он! — её шепот то и дело срывался в крик. На неё оглядывались.

Кудряшов взял её за локоть и спросил:

— Ирина, да кто сидел-то?

— Мой муж, Андрей Зайковский, чёрт его подери!

Слушая сбивчивый рассказ, Кудряшов внезапно начал задумываться. А вырисовывалось следующее.

В тот день Маша Зайковская отмечала свое 18-летие, вот и заказали столик в ресторане. Было весело, покуда к Маше не подошёл официант с букетом роскошных орхидей, но не сказал, от кого подарок.

— Я сразу почуяла недоброе! — Ирина трясла Кудряшова за грудки. — Я недавно читала, что эти цветы — символ любви и смерти. Озираясь по сторонам, я увидела за столиком в углу Андрея. Да, он отрастил бороду, но в целом не изменился. Мне показалось, что он улыбнулся, словно издеваясь. И тут же убежал... Найди его, я заплачу! Умоляю, найди его!!!

И Ирина разрыдалась так, что пришлось вызывать «скорую».

Расследование

Кудряшову пришлось бросить все дела, чтобы заняться поисками Андрея Зайковского. А выяснилось немало интересного. В день, когда произошла встреча с призраком, соседи Ирины Сергеевны обратили внимание на темно-синий «Мерседес» со снятыми номерами, стоявший во дворе. К вечеру машина исчезла. Официант ресторана рассказал, что обслуживал интеллигентного вида мужчину с бородкой, который расплатился заранее, а потом попросил передать девушке букет цветов, после чего довольно быстро ушёл. Молоденький сотрудник ГИБДД вспомнил остановленный им при выезде из города синий «Мерседес» с московскими номерами, сумел описать лицо сидящего за рулем бородатого мужчины лет сорока, но как фамилия этого мужчины и какие именно были номера на иномарке, даже приблизительно вспомнить не мог.

Ирина, немного очухавшись после успокоительных уколов, говорила:

— Как же ловко он обвёл меня вокруг пальца! Ведь чувствовала, что утаивает часть доходов. В Москву опять-таки зачастил. А потом, тварь, когда всё уладил, кровью сиденье измазал, машину — в кусты, а сам — в бега. Подонок!

Ирина орала как резаная. Кудряшов всякий раз после общения с нею напивался, чтобы самому не свихнуться, но расследования не бросал — платила Ирина хорошо. Пару раз Михаил Иванович наведывался к пожилым Зайковским и интересовался, почему родители не навещают могилу сына.

— А чего её навещать? — отвечали старики. — Мы атеисты, да и где гарантия, что там лежит наш сын?

Кудряшов, особенно после недавних событий, таких гарантий дать не мог. Дед и бабка были непробиваемы и на все вопросы о том, где мог бы находиться Андрей, останься он в живых, лишь пожимали плечами. Ничего не дало и посещение всех, с кем прежде общался призрак.

Михаил Иванович отправился в Москву, обнаружил там нескольких Андреев Евгеньевичей Зайковских, но ни один из них не подходил ни по возрасту, ни по социальному положению под искомую фигуру. Поняв, что гораздо проще найти иголку в стоге сена, Кудряшов повёл Ирину Сергеевну к серьезным людям в погонах и без, но... безрезультатно. Андрей и по сей день может жить под любой фамилией, в любой стране и заниматься любым бизнесом.

После той истории с орхидеями Ирина Сергеевна несколько лет лечилась, а потом я потеряла её из виду. Помню только, что никакие таблетки и уколы не могли её унять, когда она раскрывала старый семейный альбом, разглядывала фотографии мужа, плакала и корила себя за что-то, ведомое ей одной.

Имена героев публикации изменены по этическим соображениям. — Прим. ред.

В материале использованы кадры из фильма «Краткий курс счастливой жизни».

«Приехали домой люди в белых халатах, забрали меня для проверки анализов»

Ирина Воскобойникова

О том, как в России лечат ВИЧ и гепатит С.
Екатерина К попросила не указывать ее фамилию в публикации — она стесняется своих диагнозов. У 35-летней Кати ВИЧ и гепатит С. Вернее, второго заболевания уже нет: избавилась, благодаря нелегальным лекарствам из Индии. Откровенно — обо всем: таблеточном трафике, уловкам больных и прочем.«О болезнях меня огорошили накануне свадьбы. Приехали домой люди в белых халатах, забрали меня для проверки анализов. Почему? Без понятия: скорее всего, кто-то, кому постави

...

«Вы не сочувствуете детям Германии?», или что за «сильный» фонд гуляет по Смоленску

Оксана Сойко

Несовершеннолетних смолян вовлекают в мошенничество?.
«Реадовка.ру» с начала этого года «трубит» о благотворительном фонде «Сильные дети», который «завёлся» теперь и в Смоленске. По весне мы писали о том, что фонд из Чувашии собирает деньги руками молодых и порой несовершеннолетних смолян, и если это очередное мошенничество, то вовлечение детей в преступление — уголовно наказуемое дело. Писали и о том, сколько, по признанию самих сборщиков, они

...
Главное


наверх
Создание сайтов Создание сайтов в Киеве